«С игроками всегда можно поболтать, они разные и интересные». Как массажист «Урала» нашёл себя после КФК и мини-футбола

12.11.2020 0 Автор GlavRed

РПЛ продолжает рубрику «Лига профи» – рассказы людей, которые работают в нашем футболе и делают его лучше.

Константин Пермяков занимался в школе «Уралмаша», но не пробился на профессиональный уровень, а после нескольких лет в любительских командах ушёл в мини-футбол, который только зарождался в России. Параллельно Пермяков изучал массажное дело и, завершив карьеру, погрузился в эту профессию.

Он оставлял работу массажиста на пять лет, пока в 2008-м его не позвал родной «Урал». При нём команда дебютировала в РПЛ и выходила в два финала Кубка России, а через его руки прошло немало именитых футболистов.

«Выступал только в КФК – видимо, не очень талантливый из меня футболист»

«Я живу в Екатеринбурге с самого рождения, с 1966-го, и всегда любил делать массаж, даже когда в школе учился. С десяти лет начал заниматься футболом в «Уралмаше», закончил там специализированный класс для футболистов. Потом поступил в институт, но продолжал играть в большой футбол, и, когда была возможность, делал массаж как умел.

На профессиональном уровне заиграть не получилось, выступал только на уровне КФК – видимо, из меня был не очень талантливый футболист. С 1983-го по 1991-й играл в нашем городе за «Калинец» и РТИ (Уральский завод резиновых технических изделий – Прим. Premierliga.ru). С РТИ мы даже выиграли путёвку во вторую лигу в 1988-м, но команда не стала участвовать в первенстве – похоже, по финансовым причинам. Хотя, наверное, нам было необязательно переходить во вторую лигу, ведь в те годы там играл «Уралмаш». 

Потом СССР развалился, настали непонятные времена, и я перешёл в мини-футбол, который в те годы начал развиваться. В Екатеринбурге позже образовался мини-футбольный клуб «ВИЗ», которым руководил Григорий Иванов, и в 1993-м меня пригласили туда. Тогда многие игроки переходили из большого футбола в мини-футбол, учились играть на маленькой площадке. Мне самому это было интересно, я очень любил мини-футбол и сейчас люблю.

Потом пришли игроки помоложе и поинтереснее, и в 1996-м пришлось закончить – мне уже было практически 30 лет. Я перешёл на работу массажиста, хотя и продолжал играть в футбол – пусть и не на первенстве России, а по ветеранам. Если любишь футбол, эта любовь всегда побеждает, и после игровой карьеры ты можешь выбрать другую специальность, чтобы помогать команде.

«Когда закончил с футболом, занялся частной практикой – заработок был хорошим»

Ещё во время игровой карьеры я хотел развиваться как массажист. Я специально нашёл курсы медицинского оздоровительного массажа в физкультурном диспансере в Екатеринбурге. Мы записались туда с другом – мало ли как жизнь сложится: в то время всё разваливалось, а массаж как-нибудь бы пригодился, можно было бы себя обеспечить. Курсы продолжались недолго – три месяца, уже потом я поступил в медицинский колледж, потому что для работы массажистом нужно было иметь медицинское образование.

На курсах мы изучали обычный медицинский массаж, его применение, например, при заболеваниях опорно-двигательного аппарата, травмах и восстановлении. Спортивным массажем я уже начал заниматься в процессе работы. Во время учёбы я даже получил практику в больнице – делал восстановительный массаж в отделении травматологии. Ещё работал медбратом, побывал в разных отделениях: нейрохирургия, терапия, урология. Нам надо каждые пять лет подтверждать медицинский сертификат, как раз сейчас я удалённо прохожу учёбу. 

Частной практикой я начал заниматься ещё в 1991-м, когда закончил играть в большом футболе. Приходил в какие-то компании, договаривался о наборе клиентов, находил помещение, оборудовал и делал массаж. Заработок был хорошим, мог нормально жить. Сейчас не помню, сколько один клиент мог заплатить – с той денежной реформой всё перепуталось. Если за день – либо с утра до обеда, либо с обеда до вечера – удалось промассировать пять-шесть человек, этого было достаточно.

«К обычному пациенту нужен свой подход, а с футболистом всегда знаешь, что делать»

В «Урал» меня в 2008-м позвал Григорий Иванов. Я почти четыре года проработал в Федерации футбола Свердловской области, занимался организацией соревнований по мини-футболу. У нас было очень много команд – от детей до взрослых. Мы с Григорием Викторовичем встретились как раз на мини-футболе, и он мне предложил поработать в «Урале» массажистом.

Главным тренером тогда работал Александр Побегалов. Как раз был перерыв между первым и вторым кругом в Первом дивизионе, и я начал работу со сбора в Кисловодске. Я очень быстро адаптировался, не было никаких преград. Только немного сомневался, смогу ли делать массаж после пяти лет без трудовой деятельности, но руки всё помнили. С другим массажистом Юрием Зубрицким мы уже были знакомы по мини-футболу, он работал в другой команде – вот вместе трудимся последние 12 лет. У нас есть свои сферы деятельности, но мы всегда можем друг друга подменить, если что-то нужно. Правда, тонкости раскрывать не буду – в каждом коллективе бывают нюансы, о которых не нужно рассказывать.

Разница между работой с пациентами в больнице и футболистами есть. К обычному пациенту нужен индивидуальный подход в зависимости от его заболевания, нужно подобрать разновидность массажа. Там ещё может доктор подсказать болезнь и дать свою рекомендацию. У игроков практически всё одинаково – строение ног, мышц, если только он не после травмы – и ты знаешь, что делать. 

За 12 лет условия в нашей работе изменились только в лучшую сторону. Во-первых, материально, и я говорю не про финансы, а про оборудование, массажные столы – всё очень хорошего качества. Раньше были обычные кушетки, как в больницах – их ни поднять, ни перенести, ни подстроить под человека. К тому же появились разборные массажные столы, их можно с собой возить на выезды или на сборы. Раньше бывало, что делали массаж на обычных столах в отеле, а на некоторых выездах в гостевых раздевалках был всего один стол, причём в самом помещении ни протолкнуться, ни пропихнуться. Стол ведь нужен не только массажисту, чтобы подготовить игрока, но и врачу, чтобы, например, тейпировать. Как-то делили между собой, выходили из этих ситуаций: и сидя разогревали, и стоя. Сейчас люди стали более привередливыми, зато это показывает, что они заботятся о своём здоровье, хотят здоровыми выйти на поле и такими же уйти с него.

Во-вторых, появилось больше всяких мазей. У каждого игрока разная восприимчивость, чувствительность к мазям. Например, если брать разогревающие, кто-то любит более жгучие, кому-то нравятся более мягкие. Если говорить о лечебных, одни любят какие-то масла, вторые предпочитают восстановительный крем. Можно выбирать, и это очень хорошо.

«Кулаков и Егорычев любят массаж, всегда приходят после игр и тренировок»

Из-за пандемии сейчас в начале рабочего дня мы каждому футболисту проводим термометрию, потом внешний осмотр и опрос по самочувствию, жалобам. Если есть травмированные, с ними отдельно беседуем, после чего назначаем тренировочный план и согласуем его с тренерами: какую нагрузку давать игроку, в каких упражнениях можно или нельзя участвовать. Массажисты же должны выполнять назначение врача: если приходит кто-то из больных, делаем массаж на тех участках, которые нужно обработать. Если футболисты здоровы, до и после тренировки записываем их на массаж в порядке очереди, и каждый приходит в определённое время.

Ещё одна наша прямая обязанность – обеспечить игроков водой во время тренировочного процесса. Также подкидываем мячи, собираем фишки, чтобы побыстрее поменять упражнение. После тренировок и матчей мы готовим изотоники, чтобы футболисты восстановили водно-щелочной баланс, делаем чай, готовим 200-литровые бочки с водой и льдом и тёплые ванны. Футболисты любят такой контраст – залезть и в тёплую, и холодную воду.

Во время занятия мы стоим за полем, чтобы не мешать тренировочному процессу, и оттуда следим за игроками. Если кто-то получил травму, нас зовут. Когда игрок травмируется, надо в первую очередь осмотреть повреждение, понять, каким путём оно было получено. Например, у игрока рваная рана – такую надо обработать, чтобы не было крови, замотать или оперативно зашить в кабинете. Если футболист может продолжать тренировку, он остаётся, если нет – меняется или уходит. Когда нужно оказать помощь в помещении, с игроком обязательно уходит врач команды, а ещё один доктор должен оставаться на поле. Потом врач проводит осмотр и назначает дальнейшее лечение – например, везти на рентген, МРТ или УЗИ, и об этом ещё надо договариваться напрямую с больницей. 

После тренировки игроки приходят к нам на восстановительный массаж. Кому-то можно делать 40 минут, другому хватит и 15 – всё зависит от зоны работы, какой объём нужно выполнить. Обычно нужно делать спину, ноги – это порядка 40-45 минут. Бывает, кто-то приходит чаще остальных, но очень назойливых нет: например, Денис Кулаков и Андрей Егорычев любят массаж, всегда приходят после игр и тренировок. Вообще все 25 футболистов и тренеры более-менее регулярно заходят, когда есть какая-то проблема: усталость, мышечные боли, ещё какой-то дискомфорт.

Если у нас остаются силы после работы, мы сами ходим заниматься в тренажёрный зал, чтобы сбросить напряжение. Всегда проводим и оперативные летучки, без этого нельзя: вырабатываем дальнейший план, обсуждаем больных футболистов, кому и что дальше делать, как дальше действовать. Продолжительность рабочего дня бывает разной. Допустим, если на день назначены две тренировки, с утра можем прийти к десяти часам, а вечером закончить только в восемь часов. Обычно приходим где-то за час до занятия, а после можем задержаться на час-полтора. На сборах так можно работать круглые сутки.

«Нам надо всё делать автоматически: и помочь футболисту, и успокоить»

Основная подготовительная работа к матчу идёт за день-два до игры, а сам игровой день проходит спокойно: игроки отдыхают, готовятся, никто никого не дёргает. Только травмированные могут к нам подойти, попросить что-то поделать перед игрой. Остальные ребята аккумулируют энергию, которую потом выплескивают на игре. Хотя мы, медицинский штаб, не можем ничего не сделать на поле, но переживаем даже больше, чем игроки. Скажу честно, эмоции иногда сильно перехлёстывают.

Когда мы выбегаем на поле для оказания помощи, надо всё делать быстро, автоматически: и помощь оказать, и футболиста успокоить. А ещё передать тренерам, готовить ли замену. У врача – очень большая ответственность. Порой такая горячка идёт, что судья ещё начинает поджигать, мол давайте быстрее, уходите и уводите футболиста. Ты говоришь ему: «Подождите, мы сейчас помощь окажем игроку, либо он дальше будет играть, либо сделаем замену». Бывает, что игрок получил серьёзную травму, а судья не наказывает футболиста, который её нанёс. Игроку могут бутсу порвать, не говоря уже о гетрах, или щитки поломать, а арбитр скажет, что либо ничего не было, либо это не наше дело. 

После матча кто-то из игроков сразу приходит на лимфодренажный массаж для восстановления лимфотока, другие – на аппаратный с помощью специальных штанов или в бочку с холодной водой. По времени мы ещё около часа после игры находимся в медкабинете, но если особых повреждений нет, заканчиваем работу быстрее. По горячим следам травму не всегда удаётся выявить, в большей степени – на следующий день после игры, когда человек за ночь успокаивается, организм восстанавливается. Некоторые даже во время игры не чувствуют какие-то ушибы, не замечают, а на следующий день уже говорят, что где-то болит. Смотришь – тут гематома, там ссадина, ушиб. 

Летом, когда команда играла по два матча в неделю, мы сами ещё справлялись, а вот каково футболистам было – они просто не могли ноги волочить. Понятно, что нас всех подвела пандемия, сезон заканчивали в сжатые сроки, но было очень тяжело. У футболистов же идёт не только физическая, но и психологическая нагрузка. Пример – игра с «Химками» в Кубке. Я не скажу, что мы слабее «Химок», но мы были в таких условиях, что остались без сил. В итоге не успевали за ними и проиграли по всем статьям только из-за того, что был такой трудный игровой график. 

В такой ситуации не прыгнешь выше головы, мы использовали всё что есть, но силы не безграничны. Когда-то человек всё равно выдыхается. Тут даже игроков никак не подбодришь, они сами не понимают, что делать. Самое главное – приехать, выспаться, покушать, потренироваться и играть. Даже тренировок каких-то не было – только восстановительные. Эмоции начинают затухать уже через три-четыре игры, и начинаешь бегать на автопилоте. Смотришь в глаза игроков – уже потухшие. Они на поле выходили, просто потому что надо было работать. Все команды были практически в таких условиях в РПЛ, тем более какие-то закрывались на карантин – это большое горе.

«Бывает, футболист нервничает, а ты его успокоишь или взбодришь»

Футболист может обойтись без массажа. Сейчас появилось столько методов восстановления: криосауны, барокамеры, массажные пневмоштаны. Хотя я считаю самым эффективным ручной массаж. Руками больше ощущаешь, где более проблемная зона, начинаешь на неё больше воздействовать. Где-то прилагаешь больше или меньше усилий руками, а механизм работает в одном режиме. Ещё ж во время массажа можно поболтать о жизни, поспрашивать, своим мнением поделиться. Люди же не просто лежат на столе, а ещё и разговаривают.

Бывает, что у футболиста не идёт игра, он нервничает. Ты поговоришь с ним, успокоишь или взбодришь, но в большой степени и разговариваем на удалённые темы, не футбольные. Всё-таки у нас люди – разные и интересные, тем более сейчас в команде много приезжих. Например, иностранцы – яркие личности, хорошие ребята. В прошлом сезоне было три поляка, очень весёлые ребята. Сейчас пришли два балканца, они хорошо говорят по-русски – Даниел Мишкич и Бранко Йовичич, такие у нас всегда были в команде.

Вот в «Урале» играл Герсон Асеведо – он уехал четыре года назад, но это была яркая личность. Как латиноамериканец он был заводным игроком, но надо отдать ему должное – русский язык быстро выучил и хорошо разговаривал. Мне кажется, если и сейчас с ним связаться, он не забыл язык. Футболисты бывают разные, но у него образ жизни был весёлый – рестораны, шум-гам. Я об этом уже от других людей узнавал, сам он об этом, конечно же, не рассказывал, но как футболист был очень талантливым. 

Так-то в «Урале» перелопатил много хороших игроков – тот же Паша Погребняк сейчас вернулся, а в сентябре он приезжал на игру с «Химками», хотя мы об этом не знали. После матча медштабом сидели в кабинете – он находится отдельно от раздевалки – и вдруг услышали у ребят какой-то радостный крик. Думали, как-то победу отметили, а потом Паша зашёл к нам в кабинет, и мы тоже обрадовались. Наш врач даже нас сфотографировал.

Паша вообще – человек со стержнем, приезжал к нам в 2018-м после разрыва ахилла. Он выполнял все рекомендации, которые ему назначали, начиная с медицинских и заканчивая тренерскими. Наш реабилитолог много с ним работал. Почти полгода Паша восстанавливался, после «Тосно» всё на болтах было прикручено, но вернулся, играл и забивал: в Кубке вытащил, когда выиграли в Новороссийске 2:0, в РПЛ забил много важных голов. Когда он выходил, всегда приносил пользу команде. Паша – и человек достойный, и футболист такой же.

«У Шатова не было закидонов, а Павлюченко ни в чём себя не щадил»

Олега Шатова помню ещё по мини-футболу, он уже тогда выделялся. У него было нестандартное мышление, при минимальных затратах все игровые ситуации решал правильно, как взрослый созревший футболист. В общем Олег – игрок со светлой футбольной головой. Он уже в 16 лет был в главной команде «Урала», играл в первой лиге. Думаю, ему легко дался переход из мини-футбола. Если человек талантливый, а Шатов таким был, получится и в мини-футболе, и в большом. Всё-таки он и в сборной поиграл, но согласен, что в последние годы травмы его подкосили.

Мне с ним легко работалось, Шатов – наш парень, уральский, из Нижнего Тагила, никаких особых закидонов не было. Всё делал как обычно: и тренировался, и всегда приходил на массаж как до, так и после игры. Ему недавно 30 лет исполнилось, а он до сих пор играет на хорошем уровне. Выступать так 14 лет подряд – это немало, это большое дело.

Ещё один пример – Рома Павлюченко. Он приехал к нам летом 2016-го, когда мы были на сборах в Словении. Рома провёл все сборы очень дисциплинированно: не щадил себя ни в чём, выполнял все задания, которые ему давали, пыхтел и во время сезона был готов на 100 процентов, забивал и выручал нас. Мне кажется, он плодотворно провёл у нас время, помог команде и сам в себя поверил. Видно было, что это опытный человек. Он хотел играть и, кажется, хочет до сих пор, пусть и на другом уровне. В 36 лет проводить в РПЛ даже один тайм – уже тяжеловато, всё-таки это большая нагрузка. Да ещё и жить вне семьи, в постоянных перелётах – тоже сложно. 

Для меня самые памятные события в «Урале» – выход в РПЛ, первое участие в финале Кубка России, когда в Сочи играли с «Локомотивом». Конечно, хочется стать чемпионами, завоевать в конце концов Кубок страны и попасть в еврокубки, попробовать этот уровень именно с командой. Я сам был на финалах Лиги чемпионов и Лиги Европы как зритель – в 2013-м на «Уэмбли», когда играли «Боруссия» из Дортмунда и «Бавария», и в 2019-м в Баку, где «Челси» играл с «Арсеналом». Теперь хочется побыть участником. Хотелось бы ещё поработать с разными хорошими футболистами, чем-то им помочь и даже научиться у них. Футболисты любят пошутить, посмеяться, но также могут правильно подсказать, тем более если это опытные игроки.

Чисто визуально я слежу за работой коллег из Европы, но там больших особенностей в работе массажиста нет. Разве что появляется какое-то новое оборудование для улучшения и облегчения работы – чтобы те же бутылки с водой было легче переносить. Придумывают новые мази, но сейчас есть проблемы с санкциями – какие-то отпадают, потому что их нельзя сюда поставлять.

Разновидностей массажа уже столько придумано, что осталось придумать какую-то механическую помощь. Другие техники, методы я осваиваю по ходу работы: например, сейчас начал знакомиться с баночным способом, которым спортсмены тоже пользуются для восстановления, лечения. Мы даже приобрели специальные банки в Китае. Футболисты уже успели опробовать это способ, кто-то приходит специально, чтобы их поставили. Он не даёт каких-то преимуществ – это простая лечебная процедура. Если будет желание, освоим и другие методики – главное, чтобы всё это было в помощь».

Фото: «Урал»

Источник: РПЛ

Поделиться:

0 0 vote
Article Rating