Алексей Сутормин: «Главное — понимать, что защитнику возвращаться в оборону надо быстро»

14.12.2020 0 Автор GlavRed

Полузащитник «Зенита» — о трудностях футбола в условиях пандемии, о своей новой роли на поле, о европейском опыте и о любви к межсезонным сборам.

Алексей Сутормин: «Главное — понимать, что защитнику возвращаться в оборону надо быстро»

Фото: Вячеслав Евдокимов

— До зимнего перерыва остается совсем чуть-чуть. Чего ждете больше — последнего матча или отпуска?
— Конечно, матча! Нужно победить, чтобы уйти в отпуск в хорошем настроении.

— Матчи «Зенита» со «Спартаком» всегда принципиальны. Соседство в турнирной таблице добавляет интриги?
— Да! Насколько я помню, и в первом круге похожая ситуация была. Надеюсь, что игра получится очень интересной. 

— Иван Карминати говорил в интервью, что из-за плотного графика игр команда не успевает восстанавливаться. Можно ли сказать, что календарный год завершаете на морально-волевых?
— Действительно, мы впервые столкнулись с таким сезоном, с такой плотностью игр. У кого-то есть мелкие болячки, у кого-то случаются серьезные травмы, но все стараются быстрее вернуться в строй. Морально-волевые качества в такой ситуации выходят на первый план.

— Сейчас вы получаете удовольствие от футбола?
— Когда тяжело, футбол воспринимается острее, а вкус победы становится слаще. Это очень крутое чувство, когда ты понимаешь, что непростая работа, которую ты делаешь, дает свои плоды.

— Расскажите о процессе восстановления между матчами. 
— У каждого игрока, наверное, рецепт свой. Мне нужен массаж, другие медицинские процедуры. Но когда между матчами пять-шесть дней — это одно, а когда два-три — совсем другое. Организм обмануть сложно, восстанавливается он за определенное время.

strm01.jpg

— В этом году мы узнали, что такое футбол без предсезонной подготовки. Обычно футболисты недолюбливают сборы. Теперь будете относиться к ним лояльнее?
— Я как раз из тех, кто к сборам относится очень хорошо. Понимаю, что без предсезонной работы будет непросто, и мне нравится время, когда это всё происходит.

— С точки зрения профессионала, привыкшего к цикличной работе, отсутствие сборов — это сбой программы?
— Трудно ответить на этот вопрос, потому что между двумя чемпионатами даже паузы не было. Как в мае всё началось, так до декабря это и идет не останавливаясь, в очень плотном графике.

— Из-за травмы Караваева вы стали правым защитником. Насколько вам комфортно в обороне?
— В целом комфортно. Без ошибок не обходится, но я стараюсь их минимизировать. Мне подсказывают не только тренеры, но и партнеры. Матчи показали, что я вроде бы неплохо помогал команде. Надеюсь, дальше будет еще лучше.

— Трудно перестраиваться, когда переходишь из средней линии в оборону?
— Главное — понимать, что защитнику возвращаться в оборону надо быстро. Если при подключении вперед случится потеря мяча и ты не успеешь вернуться, возможна опасная контратака.

— Против кого из соперников пришлось сложнее всего?
— Тяжеловато было в Брюгге. С «Лацио» я стал играть защитника, когда счет стал 2:1, и обороняться приходилось меньше. В Туле и с «Уралом» больше атаковали мы. А с «Брюгге» большое количество игроков соперника приходило в мою зону. Было непросто играть и перестраиваться. Ну и Лига чемпионов — совершенно другой уровень по сравнению с большинством игр нашего чемпионата. 

strm02.jpg

— О вашей универсальности написано даже в профайле на сайте клуба. Означает ли это, что вам всё равно, где играть? Или есть какие-то предпочтения?
— Конечно, мне комфортнее играть крайнего полузащитника, но главное — приносить пользу команде. Сейчас появилась необходимость стать правым защитником. То, что это не моя позиция, не повод для каких-то поблажек. Я много анализирую футбол, слежу за игроками разных амплуа. Ну и функции правого полузащитника и защитника в целом похожи. Просто в обороне приходится играть больше. У нас в команде вообще много футболистов, играющих на разных позициях. Те же Дуглас Сантос, Юра Жирков. Я не один такой.

— Перед началом сезона говорили, что главный универсал «Зенита» как раз Сантос. Кажется, вы уже способны поспорить с ним за это звание.
— Ха-ха. Надо отдать должное Дуги — он, кажется, вообще не замечает перестановок, везде действует хорошо: что на фланге защиты, что в центре, что в полузащите. Он молодец.

— Во многих матчах сезона вы выходили на замену. Чтобы хорошо войти в игру со скамейки, нужен какой-то особый навык?
— Надо быть психологически готовым выйти в любую секунду. Иногда замены происходят даже в первом тайме. Ментально ты должен быть в игре, даже если не находишься на поле.

— У «Зенита» не получилась еврокубковая кампания. Последнее место в группе — объективный результат?
— На данный момент, видимо, да. Если вспоминать матчи, что-то могло пойти по-другому, но сложилось так, как сложилось. Где-то чуть не повезло, но, наверное, мы не заслужили фарт, чтобы результаты были другими. Где-то недоработали. Надо этот результат принять, обязательно сделать из него выводы, выиграть чемпионат и в следующей Лиге уже не повторять ошибок.
 
— Что вы вынесли из этого европейского опыта лично для себя?
— Как бы это банально ни звучало, но цена ошибки в Лиге чемпионов невероятно высока. И очень высока цена пропущенного мяча. По первым 20 минутам игры в Брюгге у меня не складывалось впечатления, что мы можем уступить 0:3. Но когда бельгийцы забили, пошла совсем другая игра. Так что первое, что вошло в мою голову, — здесь за всё наказывают, уровень мастерства футболистов очень высок.

— Кто-то из соперников удивил?
— Я наблюдал за всеми командами — может, за «Брюгге» чуть меньше, чем за другими. Так что они не удивили, а скорее подтвердили, что играют в топ-чемпионатах и по делу занимают там высокие места. Теперь стало еще понятнее, почему «Боруссия» который год до последних туров соперничает с «Баварией», а Иммобиле забивает за сезон в «Лацио» больше 50 мячей.

strm03.jpg

— Вы провели 50 матчей за «Зенит». Как относитесь к подобным юбилеям?
— Вроде и пришел недавно, а уже пятьдесят. Не скажу, что слежу за такой статистикой, но всё равно приятно. Главное — не останавливаться, чтобы эта цифра росла. 

— Еще о цифрах. Почему вы сменили 91-й номер на 19-й?
— Я изначально хотел 19-й, потому что раньше во многих командах играл под ним и получалось удачно. Когда пришел в «Зенит», этот номер был давно забронирован Игорем Смольниковым, и я взял 91-й. Когда Игорь ушел, я номер сменил, то есть, по сути, вернул.

— Интересное совпадение: 19-й номер в «Зените» снова играет правого защитника.
— Ха-ха, может, это и не совпадение.

— С какими мыслями ждете зимнего перерыва?
— Хочется подойти к нему на первом месте в чемпионате, а потом отдохнуть — и телом, и головой. Чтобы начать вторую часть сезона с новыми силами и эмоциями.

— Станет ли «Зенит» сильнее после каникул?
— Однозначно! Возможно, это не очень заметно со стороны, но мы каждый день работаем и понемножку прибавляем. Стать лучше нам обязательно помогут сборы.

— Новогодние праздники вы проведете дома?
— Да, надо поддержать маму, после папиной смерти ей сейчас труднее всех. 

— Осознание потери к вам уже пришло?
— Нет, и когда оно придет — пока не знаю. Бывают моменты, когда накатывает, что-то вспоминаю. Это непросто, но надо держаться. Нужно больше внимания уделять тем, для кого мы живем, ценить время, которое проводим с родными, друзьями. Хорошо, что у меня сейчас есть футбол, «Зенит», ребята. Папа был бы рад тому, что сейчас происходит со мной. 

Источник: ФК Зенит

Поделиться:

0 0 vote
Article Rating