Интервью Данила Глебова для Sports.ru

22.12.2020 0 Автор GlavRed

 Интервью Данила Глебова для Sports.ru

Интервью Данила Глебова для Sports.ru

Данил Глебов играл с любителями в Дагестане, красил бороду в желто-синий, перед матчами слушает «Любэ», в детстве показывал дневник тренеру, когда переехал в Москву, захотел вернуться домой, увидев мамин пакет с шоколадными конфетами — обо всём в интервью Sports.ru 

– Ты родился в Томске. Чем занимались родители? 
– Мама – преподаватель английского языка в школе, а отчим работает на зоне старшим инженером. Родители развелись, когда я был совсем маленьким, с отцом мы не общаемся. Есть 4-летний брат Серафим и 7-летняя сестра Соня – в этом году пошла в первый класс. 

– Как оказался в футболе?

– Получилось случайно. 1 сентября пошел в школу, а после линейки поехали с мамой в Городской сад покататься на аттракционах. Рядом находилось поле, где занимались дети. Мама спросила у родителей, какой возраст у ребят, какая школа. Оказалось, что занимался центр подготовки футболистов «Томи», и она решила отдать меня туда. Параллельно занимался настольным теннисом, но это было больше как хобби.  В 9 лет мне начал помогать дедушка по линии отца – Юра. Давал деньги на бутсы, на экипировку, на поездки. Короче, полностью поддерживал во всем. К сожалению, шесть лет назад он умер. 

 — Почему для него это было так важно? 
– Дед меня любил очень сильно. Хотел сделать так, чтобы мне было максимально комфортно. Как-то попросил у него денег на FIFA, он дал, но я игру не купил, а потратил деньги на что-то другое. Он спрашивает: «А где FIFA?» Я начал отмазываться, что-то врать. Потом прихожу к ним с бабушкой в гости, а на столе лежит записка: «Маленькая ложь рождает большое недоверие». До сих пор эта фраза в голове. 

– Твой футбольный кумир детства? 
– Не скажу, что был кумир. Нравилось, как играют Анри, Баллак, футболка Дель Пьеро была. 

– Кто был первым тренером? 
– Первый тренер – Ханафеев Ильдар Геннадьевич. У него занимался до 14 лет, а потом перешел к Барышеву Эдуарду Викторовичу. В юном возрасте повезло с тренером, который смог вложить в меня не только футбольные качества, но и человеческие. 

Маленькими носили дневники на тренировки. Ильдар Геннадьевич проверял оценки и, если видел плохие или замечания по поведению, то мог не допустить до тренировки. Так он учил нас дисциплине и трудолюбию не только в спорте, но и в жизни. 

– Из пацанов, с которыми начинал, сколько осталось в футболе? 
– Всего два человека. За «Родину» (ПФЛ, зона «Запад» – Sports.ru) выступает наш голкипер Ваня Сальников и в нападении за «Химик-Арсенал» (ПФЛ, зона «Центр» – Sports.ru) играет Костя Антипов. 

– Почему не заиграли остальные? 

– Самая большая проблема – уехать из глубинки, ведь у тебя есть только один турнир – «Кожаный мяч». Раз в год он проходит в Сочи. Всего один, чтобы показать себя. Остальное время тренируешься в Томске и играешь в каких-то турнирах в Кемерово, Красноярске, Омске, но на такие игры скауты не ездят. Все сосредоточены в Москве, Питере, Краснодаре, Ростове.  На турнире в Сочи познакомился с моим нынешним агентом Пашей Банатиным. Сели, пообщались, он сказал, что есть вариант попробовать силы в «Локомотиве». Купил билеты и отправился в Москву. Сейчас у нас с Пашей более теплые отношения – никак у футболиста с агентом, а больше братские. Безумно благодарен ему за все. Если бы не он, сейчас сидел бы в Томске без дела. 

– То есть? 
– Приехал в «Локомотив» на просмотр, понравился, меня оставили, выдали форму. И как раз наступили каникулы. Всех ребят отправили по домам. Я уехал в Томск, все было хорошо. Каникулы кончились, нужно было возвращаться в Москву. Собрал чемодан. Мама купила конфет, шоколадок положила в сумку, и я улетел.  В Московской области проходил сбор с академией. Начал разбирать вещи, которые будут не нужны на сборе, увидел пакет с шоколадками, и у меня полились слезы ручьем. Позвонил Паше и сказал: «Отправь домой. Мне все это не нужно. Хочу быть дома с родителями, бабушкой, дедушкой». Он приехал, взял чемодан и отвез на базу, где проходили сборы. Естественно, поддержал, сказал: «Это – твой шанс зацепиться. Приедешь в Томск, опять будешь нигде и закончишь через два-три года». Мне было 14 лет – испугался, наверное. Всегда был дома, а тут другой город, один, все непривычно. 

Забил на учебу в академии «Локо» и уехал играть против любителей в Дагестан 

– Расскажи о жизни в академии. 
– Жили в интернате: с утра просыпались, нас отвозили на автобусе в школу, после возвращения обедали, отдыхали и шли на тренировку. Бывало, что ездили гулять в Сокольники. У нас была стипендия – тысяча рублей. В магазине покупали за 4-5 рублей огромный пакет «Кириешек» с колой и садились смотреть футбол. 

– Кто был главной звездой? 
– В моем году были Стас Магкеев, Коля Поярков, с которым мы сейчас вместе за «Ростов» выступаем. Но главной звездой считался Максим Калачевский (сейчас играет в «Шиннике» – Sports.ru). Помню, его первого из русских в «433» добавили, когда он прокинул между ног в матче с «Чертаново». 

– Миранчуков уже тогда считали топами? 
– В то время Алексей был большей звездочкой, чем Антон. С Лешей мы даже пару раз играли в Уно (карточная настольная игра – Sports.ru), а вот Антона не видел, потому что он выступал в Эстонии. 

– Почему ушел из «Локо»? 
– Перестал посещать школу. Сидели допоздна с Максом Калачевским, играли во всякие игрушки в ноутбуке. Он учился в колледже заочно, поэтому для него проблем не было, а для меня проблематично было просыпаться утром и идти на занятия. Подзабил на учебу – понятно, что это неправильно, но так получилось. Сейчас понимаю, что был не прав, но не жалею. На первый раз сделали предупреждение, сказав: если живешь в интернате, ты должен учиться в колледже заочно или посещать школу. Пропустил все это мимо ушей. После второго замечания сказали, что могу остаться в академии, но в интернате жить не смогу, нужно снимать квартиру. Естественно, это было тяжело – как в финансовом плане, так и в жизни. Все-таки один в квартире в 16 лет. 

– Потом ты попадаешь в структуру «Анжи». Страх перед Кавказом ощущал? 
– Когда услышал, что поеду в Махачкалу, присутствовали непонятные эмоции: не понимал куда еду, как это все будет выглядеть. В то время Сулейман Керимов еще помогал команде, и проблем с деньгами не было. Мы даже летали с академией на турниры в Испанию, и когда возвращались обратно в Махачкалу, в аэропорту увидели Хави. Все пулей побежали фотографироваться с ним. Из академии попал в «Анжи-2». Мы играли в чемпионате Дагестана против любительских команд, где игроки работают, а по выходным гоняют в футбол. Однажды играли в Карланюрте: приехали на микроавтобусах, перед матчем поели чуду (традиционное дагестанское блюдо, тонкий закрытый пирог – Sports.ru), переоделись в физкультурном зале местной школы и вышли на поле.  Поляна была просто кошмар, если мяч улетал, то с концами: поле находилось на горе, а дальше обрыв 50 метров. В конце игры мой друг Рамазан Бацалиев пошел подавать угловой, подбежал к мячу, а рядом с ним змея лежит. Не знаю, ядовитая она или нет, но было немного не по себе. 

В «Анжи» не платили зарплату, но Хабиб просил доиграть сезон до конца. Расстроился из-за 25 тысяч за победу над «Зенитом» 

– Посещали мысли, что уже можешь не выбраться из чемпионата Дагестана? 
– Тогда не думал, что закончу здесь, а потом поеду спокойно доигрывать в Томск. Все было достаточно неплохо. С ребятами сложились хорошие отношения, особенно с теми, кто жил в академии. Да и жить в Махачкале нравилось: летом, после тренировки, пошел на море искупался, оттуда зашел поел свежих овощей с шашлыком. Все супер. Когда попал в основную команду, там были опытные: Сергей Брызгалов, Паша Яковлев, Саша Прудников. До лета они доиграли, а как начались проблемы с финансированием, все уехали, и большую часть команды составляли молодые футболисты. 

– Юрий Дюпин рассказывал, что у «Анжи» на выезде даже обеда не было. Приходилось бутерброды с майонезом есть. Так? 
– Чуть приукрасил Дюпа, не так все серьезно было. Мне запомнилась игра против «Зенита». Выиграли 2:1, а я вышел на замену. Улетаем в Ростов на следующую игру, ко мне заходит администратор команды и в конверте дает премиальные за победу. Минут 10-15 не открывал, было интересно, сколько там лежит. Думаю, обыграли «Зенит» – чемпиона, рассчитывал, что нормальная сумма. Открываю конверт, а там 25 тысяч рублей. Но все равно приятно, когда долго не платят деньги, получить хоть что-то. 

– Никто не знал, есть ли у клуба будущее, поедет ли команда на следующий выезд. Как выходить на поле в таких условиях? 
– Понятно, что тяжело, особенно взрослым ребятам, у которых ипотеки, кредиты, семьи. Долги сказывались на настроении, поведении – но это естественно. Магомед Мусаевич Адиев (тогда главный тренер «Анжи», сейчас отстранен от работы в «Чайке» Песчанокопское) – молодец. Не могу представить, как ему тяжело работалось в таких условиях, но он до конца нас поддерживал, настраивал, уговаривал где-то. Мы его слышали и выходили биться, но не всегда это получалось. 

– Многие футболисты не получали зарплату четыре месяца и отказывались выходить на поле в матче с ЦСКА. Как Адиев уговорил вас забыть про бойкот? 
– Говорил, что сейчас легче всего сдаться и сойти с пути. «Я вас прекрасно понимаю и приму любое ваше решение», – такие слова тогда произнес. Пытался донести, что нужно продолжать биться, пытаться набирать очки назло всем. Показать, что мы в любых условиях продолжим работать. 

– Хабиб перед тем матчем наносил первый символический удар по мячу. После игры заходил в раздевалку? 
– Мы проиграли в Махачкале 0:2. Он зашел вместе с Забитом Магомедшариповым. Звучали слова: «Не сдавайтесь, идите до конца. Будет награждение какое-то для вас, если вы не остановитесь на полпути». 

– Допускали, что он закроет долги команде?

– У Хабиба есть своя семья, свои дела, свои цели, поэтому об этом даже не думали. 

– Перед уходом ты сказал: «Требовать деньги с клуба, который столкнулся с такими серьезными проблемами, не считаю правильным. Я свое еще заработаю». Откуда такое благородство в 19 лет? 
– На моем месте любой поступил бы так же. Безумно благодарен «Анжи», что дали шанс раскрыться. Видел, с какими проблемами столкнулась команда. С моей стороны было бы не очень красиво требовать деньги, когда администраторы, массажисты, доктора, персонал, получающие совсем маленькие зарплаты, – не получают денег. А я иду и пишу бумагу КДК, чтобы у клуба возникли еще большие проблемы. 

Карпин сделал «Ростов» силой: постоянно шутит и может назвать корягой, отношения с игроками строятся на доверии (за баночку пива не ругает) 

– Как появился вариант с «Ростовом»? 
– Отпустили в отпуск, и я улетел Томск. Позвонил агент, сказал, что есть вариант с «Ростовом». Спросил, что думаю по этому поводу. Конечно, обрадовался, понимал, что это мой шанс для дальнейшего роста. Знал, что команду тренирует Валерий Георгиевич Карпин, и без раздумий рванул. 

– Сколько тебе было лет, когда впервые услышал о Карпине? 
– Лет 12. Он тогда тренировал «Спартак» и после поражения от «Динамо» его спросили про игру, последовал легендарный ответ: «Игра была равна, играли два…» 

– Валерий Георгиевич – мотиватор? 
– Есть у него такая фишка. Например, игрок забил, отдал, сделал какое-то хорошее действие на поле, он скажет: «Случайно. Повезло». После этих слов хочется доказать ему, что все это не везение, не случайность – что можешь так и два, и три раза сделать. Если на тренировке кто-то смешно упал, может этот момент включить на теории и всем поднять настроение с утра. Когда махнешь мимо мяча, назовет тебя корягой или кривоногим. Это его фирменные шуточки. 

– У тебя в инстаграме есть совместное фото с Валерием Георгиевичем, где Иван Игнатьев оставил под постом коммент: «Сынуля». Карпин – папа? 

– Нет, не папа. Он ко всем относится одинаково. Бывают моменты, где что-то не так сделал, он на это укажет при всех. Такого нет, что я для него сын, и он закрывает глаза на какие-то моменты. Если хорошо сделал – похвалит, где ошибся – покажет. Но и может напихать. 

– В тренерском штабе «Ростова» много испанцев. Кто самый требовательный? 
– Тренер по физподготовке Луис Мартинес – профессионал на все 300 процентов. Как по мне, он – терминатор. Абсолютно везде требует максимальной концентрации: на тренировке, на поле, в зале, на восстановлении. 

– Его заслуга, что «Ростов» бегает больше, чем остальные? 
– У него жесткие упражнения. Тяжелее всего дается пробежать 50 метров за 11-12 секунд, такие рывочки делаем в течение 6 минут без остановки. 

– Реабилитолог Альваро Сайабера рассказывал, что в клубе вполне лояльно относятся к тому, что игроки в свободное время могут позволить себе бокал пива. Бывает? 
– Иногда бокал вина можно выпить. Как-то взяли маленькую баночку кока-колы, Валерий Георгиевич увидел и говорит: «Что вы эту колу пьете? Возьмите маленькую баночку пива – больше толка от нее будет». Он пытается все выстроить на доверии. Можно выпить баночку пива, но не надо пить по 3-4 литра, чтобы на следующий день быть в никакущем состоянии на тренировке. 

– У тебя есть поощрения для самого себя? В стиле: забью гол – позволю себе банку колы? 
– Отталкиваюсь от своего состояния. Если хочется, то можно выпить баночку колы. Каждый день пить ее не нужно. Потом Луис измерит жировую, и будет катастрофа. Раз в неделю проходит контрольное взвешивание, раз в месяц – измерение количества жира в организме. 

Не слился с покраски бороды в клубные цвета, перед матчами слушает «Любэ» 

– Ты перекрасил бороду в желто-синие цвета после первого гола за «Ростов». Как поменялась твоя жизнь? 
– Все то же самое. Когда покрасил бороду, пришло много сообщений от болельщиков «Ростова»: «Молодец – сдержал слово». В команде многие удивились, когда увидели меня с желто-синей бородой. До последнего думали, что не сделаю, но потом взрослые ребята похвалили, что выполнил общение («Пацан сказал, пацан сделал. Раз было дано обещание, то его надо выполнять», – поддерживал игрока Карпин – Sports.ru). 

– Мысли слиться были?

– Была мысль покрасить в понедельник, отходить так недельный цикл, а перед игрой с «Динамо» сбрить или перекрасить обратно в свой цвет. Потом подумал, что лучше сделаю на игру, будет красиво выглядеть с моей стороны. 

– Ловил косые взгляды на улицах? 
– Из-за короновируса сейчас приходится везде в маске ходить, поэтому под маской не видно бороду. Был случай, когда ехал с базы домой в машине, и мимо проезжала машина с друзьями. Вот они кидали взгляды и, видимо, подшучивали маленько. 

– Как познакомился с супругой? 
– Супругу зовут Полина. Она родилась в Иркутске – сибирячка, как и я. Потом переехала с родителями в Краснодар. Познакомились в инстаграме. Общались в соцсетях какое-то время, а потом она приехала на игру в Ростов, мы поужинали в ресторане, и она уехала обратно. В свободное время приезжала ко мне в Ростов. 

– Какой самый неожиданный подарок делали друг другу? 
– У меня банальные подарки – сумки или еще что-то такое. Но один раз на день рождения нарисовал плакат, наклеил фотографии, сделал все от души, а она на мой день рождения написала песню и спела ее в караоке. 

– В какой момент понял, что пора делать предложение? 
– Мы были у ее родителей в Краснодаре: остались дома вдвоем, набрался смелости и сделал предложение. Волновался, когда долго выбирал кольцо, ее мама мне помогала. Через полтора года у нас родилась Дана. Счастлив, что у нас красивая дочка. На самом деле это очень круто, когда ты просыпаешься с утра, а рядышком кто-то сопит и кряхтит. В каких-то моментах начал больше следить за языком, поменял отношение к супруге – чуть мягче стал, чем был. Стараюсь все недочеты с моей стороны убирать.  Первый месяц был для меня нервным. Мог провести неудачную игру или день, а в концовке срывался на жену с вопросам: «Почему ребенок плачет?» Про себя думал, почему она постоянно плачет, где-то злился. Сейчас такого уже нет. При любой возможности, если ребенок плачет беру его на руки, целую, обнимаю и на жену больше так не срываюсь. 

– Молодежная сборная России за последние 22 года лишь второй раз пробилась в финальную стадию чемпионата Европы. Как отмечали? 
– Не сказать, что сильно отмечали. Посидели после игры с Латвией в гостиничном ресторане, тренерский штаб сказал пару напутственных слов и полетели в Москву.

– Какую музыку включали в раздевалке перед решающим матчем с латышами? 
– За музыку у нас отвечает наш администратор Заикин Роман Геннадьевич. Очень часто звучит Виктор Цой – «Группа крови». Если бы мне сказали что-то включить, то первым поставил бы «Любэ» – «Давай за». Не сказать, что часто ее слушаю, но перед играми стараюсь включать – душевная, смысл есть, и заряд какой-то идет. Еще из песен этой группы мне нравятся «Комбат» и «Ребята с нашего двора». Вторым поставил бы Tiesto & KSHMR feat. Vassy – Secrets и в заключении – HammAli & Navai – «Пустите меня на танцпол». 

– За какими лигами следишь, кроме РПЛ? 
– Нравится АПЛ, иногда смотрю Германию или Испанию. Короче, все, что показывают по телевизору. 

– Кого выберешь между чемпионом РПЛ и клубом из подвала АПЛ? 
– Тяжелый вопрос, нужно будет хорошо подумать. Круто уехать играть за границу даже не в топовый клуб. Пример Лехи Миранчука вдохновляет.

22.12.20 Пресс-служба ФК Ростов

Теги:  

Источник: ФК Ростов

Поделиться:

0 0 vote
Article Rating